Постаревшая невеста

Годы предпродажной неопределенности и экономический кризис превратили Укртелеком в убыточную компанию, вынужденную сводить концы с концами за счет более мелких конкурентов.

До IV квартала 2008 г. украинский телекоммуникационный рынок был вожделенным пастбищем, доставшимся горстке избранных операторов. Львиную долю от 44 млрд. грн. дохода в 2008 г. разделили между собой три игрока – Киевстар, МТС-Украина и Укртелеком. Последнему из этой суммы досталось 7,89 млрд. грн., что, впрочем, не позволило показать эффективность. Наиболее очевидная причина этого – экономический кризис, заставивший компанию переоценить свои обязательства в конце прошлого года, что привело к чистому убытку в размере 1,53 млрд. грн.

Кризис повлиял и на показатели рынка связи: если за последние несколько лет он рос на 15-20% в год, то в первом полугодии 2009 г. сократился, по данным Госкомстата, на 2,7% (в гривневом выражении). Это также не могло обойти стороной Укртелеком, ведь год назад тогда еще заместитель председателя правления Игорь Сиротенко заявлял о прогнозах роста рынка примерно на 30% ежегодно. Вполне вероятно, что подобные показатели закладывались в финплан и влияли на уровень капитальных затрат и планы по погашению долгов. Для крупного оператора, обладающего огромными финансовыми потоками, изменение макропоказателей не должно стать критической проблемой. Но для Укртелекома, не будь у него государственной поддержки, эти события могли стать последней каплей в условиях трудностей на долговом рынке.

Первый признак финансовых проблем проявился в середине 2008 г., когда компания показала более 100 млн. грн. убытков в первом полугодии и подала на утверждение в Минтранс и связи финплан с прогнозируемыми годовыми убытками на сумму 1,5 млрд. грн. Тогда министр Иосиф Винский заявил о необходимости реструктуризации и смены руководства компании. Однако вопрос, по сути, не был решен. Вместо этого Нацкомиссия по вопросам регулирования связи (НКРС) с 1 октября 2008 г. на 20% повысила предельные тарифы на городскую и местную связь в регионах, что позволило сверстать новый финплан с оптимистичными 8,7 млн. грн. чистой прибыли. Как показало время, это лишь позволило правительству отложить решение проблемы на потом.

Промежуточные решения

Угрозы будущему существованию Укртелекома, несомненно, видел и его менеджмент. Для их минимизации было решено действовать двумя способами. Во-первых, путем модернизации инфраструктуры оператор отказывался от ненужных сотрудников, благодаря чему на протяжении 2006-2008 гг. штат сократился со 120 до 95 тыс. человек. И все же таких темпов явно недостаточно, поскольку в подобной компании должно быть по крайней мере вдвое меньше сотрудников. Форсировать этот процесс не давал Фонд госимущества Украины, в управлении которого до июля находился госоператор: ФГИ выступал категорически против сокращения персонала, вероятно, для того, чтобы в случае приватизации выбить из покупателя комфортные условия для увольняемых.

Во-вторых, для повышения доходов Укртелеком несколько лет назад начал развивать направление широкополосного интернет-доступа. Для этого было разработано два проекта: «ОГО!» (по развитию кабельного интернет-доступа по технологии ADSL) и Utel (по развитию 3G-связи, фактически беспроводного интернет-доступа). Однако данные мероприятия были проведены неэффективно: в 2007 г. в развитие сети 3G, по словам председателя правления Укртелекома Георгия Дзекона, было вложено 760 млн. грн., а в 2008-м – около 730 млн. грн. Рекламная кампания в 2007 г. стоила оператору 56 млн. грн., ее размер даже привлек внимание контролирующих органов.

При этом должную отдачу показал лишь «ОГО!» – 700 тыс. абонентов позволили оператору заработать 245 млн. грн. за I квартал 2009 г., в то время как выручка Utel за январь-март составила всего 22 млн. грн. при абонентской базе менее 300 тыс. человек. Проблемы мобильного подразделения во многом заключены в маркетинговой слабости оператора. Укртелеком не смог объяснить украинцам преимущества нового предложения, поэтому вынужден был отдать продажу сервиса на аутсорсинг, заключив контракты с GSM-операторами, у которых есть разветвленная сеть продаж услуг и мощные маркетинговые отделы.

Кульминация

События последних месяцев 2008 г. заставили руководство компании и страны подумать над более радикальными мерами. Первая инициатива поступила от Минтранса, и заключалась она в создании фонда универсальных услуг для покрытия убыточных направлений деятельности операторов (предоставление связи в селах и на труднодоступных территориях, проводное радио). Механизм предполагал отчисление 3% с каждого счета на услуги связи, причем платить эту сумму должны были абоненты. По прогнозам чиновников, фонд мог собирать ежегодно около 1 млрд. грн., и большинство его средств достались бы Укртелекому. Но инициатива была отклонена Верховной Радой в марте нынешнего года.

Госмонополист придумал альтернативное решение. В конце прошлого года Укртелеком разослал всем операторам мобильной связи требование изменить условия взаимосоединения (интерконнекта) путем установления паритетных ставок. Согласно существующим договорам Укртелеком должен платить 0,5 грн. за каждую минуту исходящего звонка на сети мобильных операторов, в то время как за вызовы в обратном направлении он получает лишь 0,25 грн. Такой дисбаланс, по словам Г. Дзекона, ежегодно обходится компании в 170 млн. грн.

Но это только часть проблемы. Высокие ставки доступа на мобильные сети позволяют сотовым операторам предложить абонентам бесплатные внутрисетевые звонки, дотируемые за счет интерконнекта. В связи с этим тарифы на фиксированную связь зачастую становятся менее привлекательными, чем на мобильную, что приводит к оттоку абонентов в мобильные сети.

Укртелеком был готов пойти на любые варианты решения проблемы, будь то увеличение ставок на его сеть до 0,5 грн. либо снижение расценок звонков на сети мобильных операторов до 0,25 или 0,35 грн. Однако сотовые операторы, не желая терять деньги и перестраивать экономику предоставления связи в условиях кризиса, приняли такое предложение в штыки, инициировав ряд судебных исков против госоператора. В результате вопрос остался в подвешенном состоянии. Так, по неофициальным данным, Укртелеком сейчас не платит за интерконнект, ссылаясь на неподписанные договоры.

Второй «заход» к решению данной проблемы был сделан через регулирующие органы. Вопрос об интерконнекте в начале текущего года лег на стол АМКУ. Предлагалось признать всех операторов монополистами на своих сетях, что позволило бы государству через НКРС устанавливать ставки интерконнекта. Вопрос рассматривали долго, и принятие окончательного решения неоднократно откладывалось. 25 мая АМКУ все же признал операторов монополистами, однако уже через несколько дней по просьбе правительства отсрочил введение в силу своего решения, что беспрецедентно для данного органа. По информации СМИ, такое решение было связано с досрочной уплатой Киевстаром налогов в бюджет и распределением дивидендов, которые тоже облагаются налогом.

Путь в никуда

Все вышеперечисленное вынудило Укртелеком искать иные способы заработать, благо необходимые рычаги у компании, поддерживаемой государством, есть. В мае оператор ввел новые, более низкие тарифы на международную связь и отключил столичных операторов IP-телефонии, предоставлявших услуги через его сеть. А летом разразился скандал вокруг повышения тарифов на использование кабельной канализации, которая находится в управлении Укртелекома. Новые цены выше старых в шесть-восемь раз. По сведениям представителей операторов фиксированной связи, такие расценки поставят их на грань рентабельности, поскольку в Украине действуют граничные тарифы на проводную связь для частных абонентов.

Цену вопроса нельзя назвать очень большой. Так, группа компаний Vega платит за аренду места в кабельной канализации 5,5 млн. грн. в год – 1% выручки от розничного подразделения компании (по старым тарифам). Однако рентабельность у проводных операторов значительно ниже, чем у мобильных, а в условиях кризиса может стать и отрицательной. К примеру, акционеры Датагруп уже вынуждены были выделить оператору 27,4 млн. грн. для поддержания ликвидности. К тому же Укртелеком в такой ситуации получает конкурентные преимущества. К примеру, он может устанавливать тарифы на проводную связь и Интернет ниже ее себестоимости у других игроков. С предложением «ОГО!» он так уже и делает, – утверждают руководители альтернативных операторов.

Совершенно очевидно, что с такими полномочиями выставлять Укртелеком на приватизацию нельзя, поскольку новые владельцы не преминут ими воспользоваться. Однако без них оператор не будет конкурентоспособным и вряд ли понадобится инвесторам. Он нуждается в реструктуризации и сокращении персонала, но у правительства для этого недостаточно компетенций, а у менеджмента – мотивации. Вместо этого руководство компании сокращает и так небольшие зарплаты сотрудников (средний уровень в 2008 г. – 2 тыс. грн.), изыскивая средства на погашение долгов. По результатам I квартала 2009 г. компания накопила почти 3 млрд. грн. долгосрочных обязательств, а к погашению в течение 12 месяцев подлежит 872 млн. грн.

(c) Владимир ОПАНАСЕНКО, Компаньон, №33, 21-27 августа 2009

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *